КБ ЗИЛ. Историческая локация Москвы с уникальной архитектурой

Историческая локация Москвы с уникальной архитектурой R< PBK

КБ ЗИЛ, 2-й Кожуховский проезд, д.29, к.6

Среди уникальных исторических локаций Москвы наиболее спорной представляется судьба промышленных сооружений. Проблемы серого пояса, джентрификация, редевелопмент – за этими словами-заклинаниями может скрываться как возрождение бывших промышленных построек в новом качестве, так и банальное истребление архитектурных объектов, среди которых немало памятников. Одной из самых обсуждаемых точек на карте столицы в течение последнего десятилетия остается «полуостров ЗИЛ».

Историческая локация Москвы с уникальной архитектурой R< PBK

Огромная промзона — 330 гектаров — принадлежавшая легендарному автомобильному заводу имени И.А.Лихачева (символично закрытому в год своего столетия) и занимающая большую часть Даниловского района Москвы сегодня — самая большая в Москве стройка. Однако при всем благолепии новых градостроительных решений можно буквально сосчитать по пальцам одной руки те строения из всего огромного заводского конгломерата, города в городе — со своим внутренним транспортом, улицами, жилой инфраструктурой – которые подверглись редевелопменту с сохранением архитектурной уникальности.

Пожалуй, самый яркий пример – маленькое по мегаломанским зиловским меркам двухэтажное здание одного из конструкторских отделов во 2-ом Кожуховском проезде, которое обновляла международная группа дизайнеров русско-голландского бюро Placebo/25. Оно было построено в 1929 году, который Сталин объявил годом «великого перелома» к индустриализации, и когда будущий завод имени Сталина, завод имени Лихачева (всего его переименовывали порядка 40 раз), подвергся глобальной реконструкции с увеличением мощности, в процессе которой, по выражению самого И.А. Лихачева, «фактически пришили пальто к пуговице»…

Историческая локация Москвы с уникальной архитектурой R< PBK

Взглянуть на географические названия внутри и вокруг бывшего ЗИЛа: Даниловский район, Кожуховский проезд, Автозаводская, улица Ленинская слобода, улица Тюфелева роща – просто мешанина времен. Данилов монастырь – конец 13 века. Кожуховский поход Петра I — 1694 год. Деревянный дворец, в котором царь-плотник останавливался в процессе, стоял как раз здесь – в будущих Кожуховских проездах. Тюфелева роща – вплоть до 20 века заповедная сосновая роща, место сентиментальных прогулок. С конца ХVIII века роща находилась в собственности у архитектора и государственного деятеля Н.А. Львова.

Мультифункциональный гений, мистик и оригинал, он построил в роще усадьбу по собственному дизайну и разумению. Журнал «Телескоп» в 1833 году так описывал это романтическое место: «Крыши, одна на другую брошенные, закрывают этажи, поднимающиеся, выглядывающие друг из-за друга разнообразными, круглыми, острыми окнами. Как гнезда ласточек, лепятся один под другим маленькие балконы на сучьях, вылезших из стены, сквозные воздушные лесенки соединяют их…

Неправильные уступы и неровные этажи стен заключают лабиринты неожиданных комнат, горниц, зал, горенок, светелок… самый холодный современник, живя в доме Львова и бродя по его комнатам, набрел бы на приключение». Несколько зданий усадьбы Львова достояли до 1930-х годов, когда их снесли при расширении ЗИЛа. Одновременно были взорваны пять церквей Симонова монастыря, уничтожена первая могила Н.В.Гоголя, засыпаны Постылое озеро и Лизин пруд – сентиментальное сердце Москвы.

В нем в небезызвестной повести Карамзина утопилась Бедная Лиза, и место было столь популярно среди нежных сердец, что те же печатные альманахи 19 столетия ехидствовали: «Здесь бросилася в пруд Эрастова невеста. Топитесь, барышни, в пруду довольно места!» В 1929 году стартовала сталинская реконструкция ЗИЛа, превратившая его во всесоюзный автогигант. В нее вложили почти 84 миллиона рублей, в том числе 20,5 миллиона в строительство. Для сравнения – это порядка 200 миллиардов в современном эквиваленте. Площадь завода выросла в 5,5 раз. Модернизация была поручена американской компании A.J. Brandt. Контракт, впрочем, был расторгнут в конце 1930 года, поскольку американцы не учли суровых советских реалий и сорвали дедлайн. Однако заводские постройки тех лет действительно отдают Трайбекой и напоминают тот самый стиль королевы Анны, который не имеет ничего общего с королевой Анной.

Историческая локация Москвы с уникальной архитектурой R< PBK

Дизайнерская команда, в чьи руки попал рационалистичный краснокирпичный корпус бывшего КБ, довела архитуктурную идею до логического завершения, устроив лофт. Арт-пространство носит название LOFT HALL LOFT#4 – в основном, оно сдается под ивенты. Внутренние перегородки, делившие здание на тесные клетушки, снесли, оставив семь залов, среди которых есть зал Бэнкси, зал Моррисона, зал Мондриана, зал Энди Уорхола и другие.

При этом, как некогда в замке мистика Львова, можно переходить из комнаты в комнату через потайные двери, неожиданно оказываться на другом этаже или террасе. Пространство как будто бы разворачивается разными гранями, собирается, конструирует само себя, как Кубик Рубика. Неудивительно, что главной изюминкой здания стал центральный элемент кирпичного стиля – большое окно с переплетом-решеткой – но только повернутое на сорок пять градусов, «поставленное» на собственный угол.

Историческая локация Москвы с уникальной архитектурой R< PBK

В убранстве помещений красный кирпич соседствует с золотом, изразцами и деревом махогони, европейские паттерны (атрибуция залов к тому или иному арт-идеологу не случайна) с индонезийскими и мексиканскими мотивами, сюрная современная живопись со сверкающим мраморным полом и витыми «хрустальными» стульями. Вся мебель и предметы интерьера – собственного дизайна и производства. Перед зданием расположился Lost Garden – тайный урбан-сад с растениями, реди-мейдами и настенными росписями, главная из которых – мурал с изображением азиатского гангстера в повязке ниндзя, как будто заскочившего на гастроли с лондонской Шордич-хай-стрит. И все это очень Москва.

Бэнкси, потешные гвардейцы Петра Первого, золотые олени, кисейные барышни с букетиками ландышей, инженеры с кульманами и ватманами, неулыбчивые строители коммунизма, сказочное Бали – все эти смыслы хранит локация, всем призракам есть место. А рядом шумит Автозаводская, вздымается новый район, проносятся электрички МЦК. Ничто уже не напоминает о заводе, лишь чудятся вдалеке в силуэтах строящихся зданий огромные, мертвые, обглоданные, как скелеты гигантских чудовищ, заводские цеха.

Автор: Дарья Кохреидзе

Фотографии предоставлены автором

Про автора

Поделиться:

Автор публикации

не в сети 3 часа

_

7
Администратор
Комментарии: 0Публикации: 730Регистрация: 13-04-2018

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*

Генерация пароля